grey_dolphin: (Default)
Мединского справедливо обвиняют в том, что будучи министром культуры и претендуя на статус доктора исторических наук, он не разбирается ни в истории, ни в культуре, подменяя их пропагандой. Хотя Мединский не слишком оригинален, было бы неверно искать истоки его подходов к истории и культуре в советском официозе. Скорее, их основа - советский анти-официоз. Но не совсем тот, который обычно имеют в виду, когда говорят о советской литературе, противостоявшей официозу. Об одном из таких произведений, ставшим своего рода методичкой, по которой учился министр Мединский и другие многочисленные мединские, напомнил в Facebook мой давний соавтор Сергей Рыженков.

Похоже, что из всего богатства литературных произведений, официально опубликованных в СССР в далеком 1964 году, политическую актуальность до наших дней сохранили лишь два. Одно - это бессмертный "Незнайка на Луне", известный всем и каждому. Второе - антисионистский роман-памфлет Ивана Шевцова "Тля" http://www.rusinst.ru/docs/books/I.M.Shevcov-Tlya.pdf Роман довольно красочно описывал нравы московской литературно-художественной тусовки времен "оттепели" в стандарном ключе соцреализма, и в духе пресловутой "Русской партии". Главные враги в романе - сионистская (сейчас борьба с сионизмом не в моде - следует читать "либеральная") клика формалистов и модернистов во главе с международно признанным Львом Барселонским (см. Серебрянников), с чьим бездушным антинародным искусством борются национально ориентированные художники, придерживающиеся партийных позиций. Собственно, партия и правительство (читай: РПЦ и АП) и выносят окончательный и бесповоротный художественный вердикт на последней странице романа, которая в свете недавней отмены балетной премьеры в Большом театре выглядит пророческой:

"- Победа!…
– Победа, Михаил Герасимович!…
– Полный разгром формалистов и абстракционистов!…
А он поднялся, тоже подожженный, насторожился вопросительно.
– Сейчас в Манеже выставку посетили руководители партии и правительства, – торопливо сообщил Карен.
– Ну и…? – Камышев ждет. А у тех весенние лица и глаза сияют радостью и восторгом.
– Досталось формалистам и абстракционистам… – сказал Машков.
– Но самое интересное, – заговорил весь багровый Еременко – что как-то по-новому, свежо прозвучали там слова Владимира Ильича (Владимировича? - grey_dolphin) о том, что искусство принадлежит народу, что оно должно быть понятно широким массам.
Лицо Камышева вдруг стало ясным, даже как будто, морщинки исчезли. Предложил всем сесть и сам осторожно опустился в кресло.
Наперебой ему рассказывали в деталях, что происходило сейчас в Манеже. Он слушал внимательно, широко раскрыв горящие глаза. И вдруг синие губы его дрогнули, глаза стали влажными. Не выдержал. Но это уже были слезы радости".

Роман был написан в начале 1950-х, но вскоре в СССР началась "оттепель", и "Тля" зависла, как будто бы не имея шансов на публикацию. Однако, по словам автора, "вдруг неожиданно сверкнули «лучшие времена»: Хрущев в центральном выставочном зале «Манеж» произвел разнос художников-модернистов. Вечером мне позвонил Вучетич и приподнятым голосом сообщил «грандиозную новость»: о выступлении Хрущева в «Манеже».
– Подробности лично! – возбужденно сказал он. – У меня сейчас Герасимов, Лактионов и другие товарищи, мы только что из «Манежа». Немедленно приезжай. У тебя же есть роман о художниках. Сейчас он ко времени...
Когда роман появился в продаже, первыми загалдели зарубежные голоса: «Голос Израиля», «Голос Америки» и прочие. Это послужило сигналом для советской печати, значительная часть которой находилась под влиянием сионистов..."

В итоге разразился скандал, Шевцова уволили из журнала "Москва", после чего он стал своего рода культовой фигурой для "русской партии" (о чем писал Николай Митрохин в своей одноименной книге, посвященной этому явлению), а его подвергшийся официальному разносу роман обрел немалую популярность. С позиций сегодняшнего дня подход и стиль романа выглядят как методичка для policy-makers в области истории и культуры на всех уровнях управления в России. И да, прав Сергей Рыженков: "Тля" сегодня - вполне себе must read для понимания логики этой самой cultural policy.
grey_dolphin: (Default)
Самый знаменитый автобусный маршрут с детства знают даже те, кто ни разу на нем не ездил - "автобус номер двадцать шесть". Неделю назад оный автобус проехал мимо меня возле Московского вокзала (во времена Маршака маршрут был иным), после чего я вспомнил текст и даже улыбнулся автобусу, как если бы это был давний знакомый. На мое удивление, Маршак крайне недружелюбно и несправедливо охарактеризовал дельфина - "не смог вползти в вагон". Во-первых, дельфины не ползают, даже по суше. Во-вторых, обозначение живого существа как ползающего в русском языке, кажется, отдает негативными коннотациями. Написал бы "не смог попасть в вагон" - так нет же...

А может быть, Маршак просто не любил дельфинов?
grey_dolphin: (Default)
Если бы какой-то эксперт всерьез рекомендовал для изучения Brexit читать Диккенса, а для изучения политики в Северных странах - сказки Андерсена, его сочли бы чудаком на букву "м". Но почему-то вполне себе серьезные люди полагают, что лучшим истоником для изучения современной российской политики служат романы Достоевского. И ладно бы только новоиспеченный академик РАН Киссинждер https://republic.ru/posts/76053 - дедушка старый, ему все равно Примерно полгода назад на конференции в Принстоне тамошние политические теоретики с большими хиршами (но как раз попадающие под определение "на букву "м"") вполне себе адекватно дискутировали проблемы современного Китая. Но стоило дойти до обсуждения России, как почти ни о чем, кроме Достоевского, они говорить уже не были способны. Мне пришлось сказать в ответ примерно следующее:

Тот факт, что Достоевский жил в России, писал по-русски, и действие большинства его произведений происходит в России, не говорит нам о том, что его романы имеют большее отношение к сегодняшней России, нежели шекспировский "Гамлет" - к современной Дании. Персонажи Достоевского (как и любого другого писателя) - это выдуманные фигуры, которых мы не встречаем в реальной жизни. Нам не приходится ездить в метро вместе с князем Мышкиным, мы не склонны видеть в каждом убийстве те же мотивы, что и у Раскольникова, и уж точно российские следователи мало похожи на Порфирия Петровича. И даже если организацию под названием "Наши" придумал Верховенский, а не Сурков, это не значит, что для научного анализа поведения российских властей следует читать именно "Бесы", а не Lord of the Flies, например (Хантингтон еще в знаменитой статье 1965 года предлагал читать этот роман как модель описания political decay). Более того (об этом я в Принстоне не говорил), по своим политическим взглядам Достоевский был вполне себе "ватником" - достаточно перечитать "Дневник писателя" http://grey-dolphin.livejournal.com/745005.html и сегодня, наверное, топил бы за Путина в телепрограммах Соловьева и Киселева и в компании с каким-нибудь Сергеем Марковым. Поэтому романы Достоевского надо поставить на ту же книжную полку, на которой стоят сказки Андерсена, а для анализа российской политики обратиться к другим книгам. Например, к вот этой: http://upress.pitt.edu/BookDetails.aspx?bookId=36573
grey_dolphin: (Default)
Неожиданно меня попросили поделиться впечатлениями от произведений Тургенева - и тут пришлось вежливо отказаться: из всей школьной программы Тургенев запомнился меньше других представителей официального иконостаса, а за пределами required reading я его тексты вообще не смог осилить. Позднее еще раз просматривал по диагонали "Отцов и детей", когда приходилось писать о смене поколений в российской политике http://www.nlobooks.ru/node/3841 но и тут не впечатлило. Почему его считают значимым писателем - не знаю, но, сказать по правде, мне все равно.

Наверное, "обязаловка" в изучении литературы в целом произвела обратный эффект - по крайней мере, в моем случае: так, необходимость учить стихи наизусть и читать их вслух с выражением напрочь убила вкус к поэзии. Поэтому Шекли и Саймак оказались для меня гораздо важнее официального иконостаса, так что Тургенев, которого я почти не запомнил - наверное, не худший случай...
grey_dolphin: (Default)
До вчерашнего дня я думал, что предел моего бескультурья - полагать, что Том Круз работает во Всемирном банке http://grey-dolphin.livejournal.com/95599.html но я был неправ. Узнав, что Нобелевскую премию присудили Бобу Дилану, я подумал сперва, что вроде бы слышал это имя в каком-то контексте, связанном с политикой (типа, сидит во Всемирном банке в соседнем с Крузом офисе) :)

Погуглив, узнал, кто это такой, после чего утратил интерес - ну музыкант и музыкант, Нобелевские премии по литературе присуждали самым разным авторам от Сельмы Лагерлеф до Черчилля, что с того? Услышанная впервые музыка и прочитанные тексты (на слух я не в состоянии разобрать) на меня не произвели вообще никакого впечатления, и я даже был немало удивлен тому, что прогрессивная общественность бурно обсуждала содержательную сторону дела (а какая, собственно, разница?) Собственно, из лауреатов Нобелевской премии 1990-2010-х годов я читал только Алексиевич и Варгаса Льосу - остальное, скорее всего, так и не прочту.

Ушел читать пришедшие на конкурс заявки. That's it...
grey_dolphin: (Default)
Вопрос в связи с Архипелагом ГУЛАГ в школьной программе по литературе - можно ли как-то оценить эффект воздействия обязательного чтения Солженицына на школьников? То есть, вопросов два: (1) есть ли таковой эффект вообще (может статься, что никакого - не читают вовсе, например, или прочли и тут же забыли)? (2) если эффект есть, то каков он (с учетом обязаловки и сокращенной версии?) http://rg.ru/2009/09/10/gulag.html
grey_dolphin: (Default)
Оказался в ситуации почти что естественного эксперимента со своим списком 10 must read fiction books for political scienists, переночевав в кватрире американского политолога. В домашней библиотеке хозяина обнаружилось 8 из 10 отмеченных мною в этом списке книг http://grey-dolphin.livejournal.com/833595.html - ожидаемо не нашлось места Стругацким и "Незнайке на луне". Политолог - не специалист по России, русского языка не знает и мой блог не читает. Зато Кафка, Голдинг и Маркес основательно зачитаны...
grey_dolphin: (Default)
Не вполне научный, но вполне себе популярный жанр - стихи про неолибералов:


Серый волк козлят задрал
Серый – неолиберал

Воровал и взятки брал?
Вот он – неолиберал

Кто в офшорах все сховал,
Тот и неолиберал

Влез в долги и не отдал?
Это неолиберал

Если гранты получал,
Тоже неолиберал

Книгу опубликовал?
Автор – неолиберал

Кто в сортире наблевал?
Пьяный неолиберал

Халк в ворота не попал
Блин… вот неолиберал

Погубил МЮ ван Гал
Тренер-неолиберал

Путин с теткой переспал?
Значит – неолиберал
(вот если б с дядькой переспал,
так был бы просто либерал)

Продолженье написал?
Ты – НЕ неолиберал!

(неолибералы и не-неолибералы приглашаются к написанию продолжения)

P.S. "неолибералы евреи, неолибералы евреи, кругом одни неолибералы евреи..."
grey_dolphin: (Default)
замечательный материал о бизнесе РЖД эпохи Якунина - сюжет для криминального сериала. В нем фигурирует некий "ноутбук с черной бухгалтерией РЖД", который "был для Якунина сродни партбилету, утеря которого стала одним из аргументов в пользу отставки главы железной дороги", поскольку ноутбук теперь, "вероятно, попал в руки швейцарской полиции" http://polit.ru/article/2015/10/30/yakunin/


"Весь мир грабастают кремлевские рабочие ручищи,
Всю землю щупают, – в руках чего-то нет...
– Скажи мне, мафия Партия, скажи мне, что ты ищешь?
И голос скорбный мне ответил: – Ноутбук Партбилет..."

(оригинал - стихотворение Александра Безыменского - здесь http://www.stihi.ru/2014/06/22/38)
grey_dolphin: (Default)
Мои два пенса в качестве дополнения к дискуссии о "реабилитации" 90-х годов в России. На мой взгляд, самая краткая и точная характеристика "лихим" 90-м была дана в далеком 1859 году:

"It was the best of times, it was the worst of times, it was the age of wisdom, it was the age of foolishness, it was the epoch of belief, it was the epoch of incredulity, it was the season of Light, it was the season of Darkness, it was the spring of hope, it was the winter of despair, we had everything before us, we had nothing before us"

Это тоже про "лихие 90-е", только не про 1990-е, а про 1790-е, и не в России, а во Франции. Первые строки "Повести о двух городах" Диккенса были использованы в качестве эпиграфа к нашей книге Reexamining Economic and Political Reforms in Russia, 1985-2000: Generations, Ideas, and Changes https://rowman.com/ISBN/9780739183618/Reexamining-Economic-and-Political-Reforms-in-Russia-1985%E2%80%932000-Generations-Ideas-and-Changes
grey_dolphin: (Default)
Еще к вопросу о конвертации Павлов в Савлы - экс-демократах 1990-х годов, ставших одиозными гонителями свобод в 2000-е и особенно в 2010-е. В недавнем интервью я назвал это явление "синдром Вышинского" - http://socioprognoz-ru.1gb.ru/files/File/2015/gelman(1).pdf - но, похоже, оно не вполне точно.

Мемуарный "Эпилог" Вениамина Каверина полон портретов его современников, подававших Большие Надежды в "лихие" 1920-е и позднее превратившихся в беспринципных приспособленцев, а то и откровенных душителей литературных свобод (особенно выразителен портрет Федина) http://www.litmir.co/br/?b=153650 Автор понимает страх, обуявший этих персонажей и подталкивавший их к недостойным поступкам (и всячески подмечает, что и сам часто был не безгрешен), но при этом проводит разницу между тем, что иные люди вынуждены были делать под страхом (небезосновательным, как он показывает на примере Тихонова, не говоря уже о Шкловском), и тем, что они делали в инициативном порядке. Разница с современными экс-демократами очевидна: у нынешних персонажей не было и нет оснований для страха. Самое большее, что грозило бы мизулиным-милоновым в случае не то чтобы даже нелояльности, а просто неучастия в шабашах мракобесия (которые они сейчас возглавляют) - быть отодвинутыми от кормушки.

Но многие мрачные персонажи сталинской и более поздней поры не понесли за свои деяния никакого наказания - ушли из жизни в статусе бонз, и так не узнали о посмертных позоре и забвении (наверное, при жизни об этом догадывались, но понимали, что им к тому времени будет все равно). Сегодняшним мизулиным-милоновым, весьма вероятно, придется отвечать за сделанное ими при жизни....
grey_dolphin: (Default)
Узнал, что Сергей Лавров - поэт, по совместительству подрабатывающий министром российского правительства - сочиняет стихи в честь других чиновников. МИД России даже выложил в своем FB стихотворение, посвященное одному из предшественников Лаврова:

"ЕВГЕНИЮ МАКСИМОВИЧУ ПРИМАКОВУ

Максимыч - честь, Максимыч - совесть,
Не уронить и не пропить.
Максимыч - и роман, и повесть
Эпохи, где случилось жить.

Была ершиста та эпоха -
Швыряла вверх, швыряла вниз.
Внизу порой бывало плохо,
Потом повыше поднялись.

Он снизу шел, он шел от жизни,
Своим умом, своим горбом,
Своею верностью Отчизне -
В ее обличии любом.

В Баку окончив Мореходку,
В глобальный вышел океан
И совершал за ходкой ходку
К правителям различных стран.

Саддам Хусейн и Бутрос Гали,
И Киссинджер, и Гельмут Коль -
Все с наслаждением играли
Для них написанную роль.

Он не читал нравоучений,
Он лаской брал партнеров в плен.
Добрела, кушая пельмени,
Суровая Олбрайт Мадлен.

Судьбы крутые повороты
Не изменили его суть.
Он сам большие самолеты
Был в состояньи развернуть.

И разворачивал, коль надо,
А если надо - приземлял.
Он многих, в том числе и НАТО,
Воспитывал и вразумлял.

Масштаб мышленья - планетарный.
Дар ясновиденья велик:
Предрёк он мир многополярный -
Многополярный мир возник!

А знаменитый треугольник -
Пекин, Нью-Дели и Москва?
Сперва казалась мысль крамольной,
А тройка - вот она, жива!

В арабском мире след глубокий
Оставил он весьма хитрó:
Служил собкором на востоке,
Теперь там служит внук Сандро.

Несметное число талантов:
И академик, и поэт,
А запоет - для музыкантов
На этом фоне шансов нет!

В Баку учился - а в Тбилиси
Он возмужал, друзей обрел.
И дружбу до бескрайних высей
В шкале всех ценностей возвел.

В каком бы ни был переплете,
В какой бы ни был он войне,
В каком бы ни был развороте -
Всегда служил своей стране.

Всегда был там, где было нужно,
И верил в принципы свои.
Не предавал он в службе дружбу,
Не предавал своей любви.

Он из такого сделан теста,
Что все в руках его горит:
Парламент, мозговые тресты,
Правительство и даже МИД.

Он - кладезь вечных постулатов.
Вот, например: «Лишь тот, кто глуп,
Иль тот, кто не совсем богатый,
Не пьет, как принято, под суп».

Но за столом роскошным этим
Ни бедняков, ни глупых нет.
А значит - нам на этом свете
Помог Максимыча завет.

Признаемся себе, ребята:
Ведь он нас вправду научил,
Как умным быть и быть богатым,
На дружбу не жалея сил.

И мы богаты этой дружбой,
И мудростью его умны.
И это все, что в жизни нужно
Для нас, для мира, для страны.

Сегодня мы, как мушкетеры,
Пьем все, и все - за Одного.
С Максимычем свернем мы горы!
Желаем - Максимум всего!
29 октября 2009 года"

https://www.facebook.com/MIDRussia/posts/653313758101402?fref=nf&pnref=story

Возможно, что мы узнаем, какие стихи писал Лавров в честь Путина, еще до того, как адресат стихов уйдет из жизни... но что-то мне подсказывает, что качество министерской поэзии и в этом случае окажется не лучше, чем качество министерской политики.
grey_dolphin: (Default)
Замечательная заметка о том, чем может (или, точнее, чем не может) помочь чтение русской литературы для анализа российской политики и общества - причем слово "Россия" можно заменить на название любой другой страны, аргумент от этого не изменится http://www.washingtonpost.com/blogs/monkey-cage/wp/2015/06/16/how-can-you-find-out-how-russians-really-think-spoiler-not-by-reading-gogol/

Автор - Чарльз Кинг из Джорджтауна - совершенно прав, заявляя: "In short, if you really want to know what Russians or any other people think, look up from your novel and just ask them". Восприятие России (и в самой стране, и за ее пределами) до сих пор слишком литературоцентрично. Хотя, похоже, что кино и видео скоро займут место литературы в общественном восприятии, не уверен, что подготовка экспертов по России (или по другим странам и регионам мира) в США в ближайшие лет десять будет включать в себя интенсивные кинопросмотры и видеоигры...
grey_dolphin: (Default)
"Дневник писателя" производит впечатление совершенно кондовой "ватной" публицистики. Многобукав про нравственность, православие, славянство, и тому подобной высокопарной риторики, густо замешанной на страхе перед Европой, маскируемым за презрительными высказываниями и патриотическими "понтами". Вот, например:

"...Да, Золотой Рог и Константинополь - всё это будет наше... И, во-первых, это случится само собою, именно потому, что время пришло, а если не пришло еще и теперь, то действительно время уже близко, все к тому признаки. Это выход естественный, это, так сказать, слово самой природы. Если не случилось этого раньше, то именно потому, что не созрело еще время".
Затем я тогда разъяснил мою мысль, почему не созрело, да и не могло созреть прежде время. Если б Петру Великому (писал я) и пришла тогда мысль вместо основания Петербурга захватить Константинополь, то, мне кажется, он, по некотором размышлении, оставил бы эту мысль тогда же, если б даже и имел настолько силы, чтобы сокрушить султана, именно потому, что тогда дело это было несвоевременное и могло бы принести даже гибель России.
Уж когда в чухонском Петербурге мы не избегли влияния соседних немцев, хотя и бывших полезными, но зато и весьма парализовавших русское развитие, прежде чем выяснилась его настоящая дорога, то как в Константинополе, огромном и своеобразном, с остатками могущественной и древнейшей цивилизации, могли бы мы избежать влияния греков, людей несравненно более тонких, чем грубые немцы, людей, имеющих несравненно более общих точек соприкосновения с нами, чем совершенно непохожие на нас немцы, людей многочисленных и царедворных, которые тотчас же бы окружили трон и прежде русских стали бы и учены и образованы, которые и Петра самого очаровали бы в его слабой струне уж одним своим знанием и умением в мореходстве, а не только его ближайших преемников. Одним словом, они овладели бы Россией политически, они стащили бы ее немедленно на какую-нибудь новую азиатскую дорогу, на какую-нибудь опять замкнутость, и, уж конечно, этого не вынесла бы тогдашняя Россия. Ее русская сила и ее национальность были бы остановлены в своем ходе. Мощный великорус остался бы в отдалении на своем мрачном снежном севере, служа не более как материалом для обновленного Царьграда, и, может быть, под конец совсем не признал бы нужным идти за ним. Юг же России весь бы подпал захвату греков. Даже, может быть, совершилось бы распадение самого православия на два мира: на обновленный царьградский и старый русский... Одним словом, дело было в высшей степени несвоевременное. Теперь же совсем иное.
Теперь (писал я), теперь Россия уже могла бы завладеть Константинополем, и не перенося в него свою столицу, чего тогда, при Петре, и даже долго после него, было бы нельзя миновать. Теперь Царьград мог бы быть нашим и не как столица России, но (прибавлял я) и не как столица всеславянства, как мечтают некоторые:
Всеславянство, без России, истощится там в борьбе с греками, если бы даже и могло составить из своих частей какое-нибудь политическое целое. Наследовать же Константинополь одним грекам теперь уже совсем невозможно: нельзя отдать им такую важную точку земного шара, слишком уж было бы им не по мерке. Но во имя чего же, во имя какого нравственного права могла бы искать Россия Константинополя? Опираясь на какие высшие цели могла бы требовать его от Европы?
А вот именно (писал я) - как предводительница православия, как покровительница и охранительница его, - роль, предназначенная ей еще с Ивана III, поставившего в знак ее и царьградского двуглавого орла выше древнего герба России, но обозначившаяся уже несомненно лишь после Петра Великого, когда Россия сознала в себе силу исполнить свое назначение, а фактически уже и стала действительной и единственной покровительницей и православия и народов, его исповедующих. Вот эта причина, вот это право на древний Царьград и было бы понятно и не обидно даже самым ревнивым к своей независимости славянам или даже самим грекам. Да и тем самым обозначилась бы и настоящая сущность тех политических отношений, которые и должны неминуемо наступить у России ко всем прочим православным народностям - славянам ли, грекам ли, все равно... Что бы там теперь ни случилось - мир ли, вновь ли уступки со стороны России, но рано ли, поздно ли, а Царьград будет наш, - вот что хочется мне именно теперь опять подтвердить, но уже с некоторой новой точки зрения.
Да, он должен быть наш не с одной точки зрения знаменитого порта, пролива, "средоточия вселенной", "пупа земли", не с точки зрения давно сознанной необходимости такому огромному великану как Россия выйти наконец из запертой своей комнаты, в которой он уже дорос до потолка, на простор, дохнуть вольным воздухом морей и океанов. Я хочу поставить на вид лишь одно соображение, тоже самой первой важности, по которому Константинополь не может миновать России. Это соображение я потому преимущественно перед другими выставляю на вид, что, как мне кажется, такой точки зрения никто теперь не берет в расчет или, по крайней мере, давно позабыли брать в расчет, а она-то, пожалуй что, и из самых важных." http://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0490.shtml#МАРТ

Текст, достойный пера каких-нибудь Путина, Гиркина или Проханова, разве что более длинный и велеречивый (впрочем, надо дать скидку на стилистику XIX века). Впрочем, прошло 138 лет: на Стамбул россияне уже (или все-таки "еще"?) не претендуют, никому не придет в голову предпочесть греческое влияние немецкому, да и "Дневник писателя", невероятно популярный среди современников, ныне интересен лишь историкам литературы. То же самое случится и с идеями тех, кто сегодня, сделав контекстную замену "Царьграда" на "Крым", повторяют все те же затертые слова о величии и исторической миссии России...
grey_dolphin: (Default)
В этом году исполняется 40 лет с того времени, когда было опубликовано лучшее литературное произведение о правлении Путина. То есть, оно не лично о Путине, а в целом о персоналистских авторитарных режимах - я имею в виду "Осень патриарха" Маркеса. Практически все те темы и слухи, которые обсуждала российская политизированная общественность в последние дни, отражены в этом романе: и разборки в правящих группах, и засилье "силовиков", и молодая женщина, родившая диктатору наследника, и, наконец, тяжелая болезнь и мучительная смерть главного героя. Тот, впрочем, правил своей страной, прежде, чем довести ее до ручки и уйти в мир иной, сто лет... в России (пока) прошло всего пятнадцать.
grey_dolphin: (Default)
Пишу доклад, в котором один из разделов получил название, перефразированное из популярной в 1970-е годы песни "Rasputin" из репертуара Boney M (в оригинале звучит как Russian Greatest Love Machine). Если приложить усилия и по аналогии с Распутиным в песне перенести ударение на последний слог, то хорошо рифмуется не только с Putin, но и с Yakunin (РЖД в докладе как раз и выступает в качестве иллюстрации этой самой rent machine).

С сожалением подумал о том, что я напрочь лишен поэтического дара. А то отставил бы в сторону академический доклад и начал сочинять сатирические стихи о политике и управлении в России... :)
grey_dolphin: (Default)
Полезная статья, объясняющая, почему в сегодняшней России - независимо от ситуации в экономике - невозможен возврат к модели "авторитарной модернизации" в духе начала 2000-х годов, когда "царь" покровительствует реформам, которые проводят "хорошие бояре". Дело не в замене "плохих" бояр на "хороших", а в том, что (1) "царь" чем дальше, тем больше опасается автономии со стороны "бояр", поэтому (2) предпочитает принимать решения сам, но при этом (3) понимает, что доверие к нему либо уже утрачено, либо будет вскорости утрачено, и никакие возможные успехи "хороших бояр" это доверие все равно уже не вернут http://www.forbes.ru/mneniya-column/vertikal/277485-pochemu-vladimir-putin-ne-uslyshit-predlozhenii-alekseya-kudrina

Два дополнения к этой статье - одно академическое и одно поэтическое:

Академическое дополнение - о взаимодействии президента и правительства в России: "Подобная модель управления государством, закрепленная в Конституции 1993 г., во многом преемственна по отношению как к позднесоветской (основанной на неформальном разделении ролей между ЦК КПСС и Советом министров СССР), так и к той, что действовала в царской России, где монарх контролировал и двор, и кабинет министров. Она соответствует практике неопатримониального господства, когда правительство представляет собой своего рода управление делами государства, являющегося «вотчиной» первого лица. С точки зрения задач авторитарного режима такая модель управления имеет как плюсы, так и минусы. К ее достоинствам относится возможность быстрой замены ведущих чиновников в случае их неэффективности, политической нелояльности или намерения президента сменить политический курс. Кроме того, она позволяет вывести президента из-под критики сограждан, переложив ответственность за реализацию политического курса на правительство (как любил поступать Борис Ельцин, неоднократно менявший в 1990-е годы состав правительств). Вместе с тем, поскольку источником массовой поддержки электоральных авторитарных режимов и их лидеров служит оценка гражданами эффективности управления экономикой, президент заинтересован в успешности политического курса, который проводит в жизнь правительство. Но наличие успешного правительства чревато подрывом политической монополии президента, ибо успешный премьер-министр может бросить вызов действующему главе государства, выступив в качестве его конкурента и/или возможного преемника в ходе очередного электорального цикла (о чем свидетельствует опыт Евгения Примакова в России и Виктора Ющенко в Украине). Сочетание управленческой эффективности и личной преданности встречается редко, а потому проблема принципал-агентских отношений присуща данной управленческой модели по определению." (отсюда http://politeia.ru/content/pdf/Gelman_Starodubtsev_Politeia-2014-4(75).pdf)

Поэтическое дополнение - красноречивые стихотворные строки нынешнего министра экономического развития России Улюкаева (опубликованы во времена его работы первым зампредом Центробанка РФ):

"И вообще: пушки или Пушкин?
Только не надо ля-ля и convential wisdom:
Мол, и то, и другое — тем лучше, чем больше
Мы всё в том же трясёмся вагоне хоть Троцкий изгнан,
Сталин в Гори, а Ленин в Польше.
Мы трясёмся в вагоне, раскачивая его.
Танки плавно так катят по Красной..." http://magazines.russ.ru/znamia/2011/10/ul3.html

UPD: wisdom обычно бывает conventional, но в стихотворных текстах и не такое пишут...
grey_dolphin: (Default)
Хотя художественная литература редко вызывает у меня сильные эмоции, но рассказ Веллера "День рождения Гайдара" заставил меня от души посмеяться. Описанные в рассказе персонажи - сам Гайдар, Чубайс, Ельцин, американский посол - немного напоминают реальных, а описание в нем одного из самых значимых эпизодов российской политики 1990-х годов http://slon.ru/russia/razvilki_rossii_pochemu_vybory_stali_nechestnymi-1157198.xhtml, пожалуй, соотносится с реальностью не намного больше, чем шекспировский "Гамлет" с историей Дании. Но написано сочно, с не злобным юмором и читается легко http://mirknig.mobi/data/2013-10-12/1417379/Veller_Legendyi_Arbata.1417379.pdf - как и другие рассказы цикла. Не то чтобы must read, но вполне себе readable
grey_dolphin: (Default)
Моя книга Authoritarian Russia: Analyzing Post-Soviet Regime Changes еще не вышла, но я, кажется, нашел эпиграф для одной из будущих книг (пока что не написанной):

"Он встряхнул трубку, потом стал в нее дуть. Гудков все равно не было.
-- Аппарат испорчен, -- объяснил он Хоттабычу. -- Сейчас я открою крышку. Посмотрим, в чем там дело.
Но коробка аппарата, несмотря на все усилия Вольки, никак не открывалась.
-- Он сделан из цельного куска самого отборного черного мрамора! -- похвастался Хоттабыч.
-- Значит, внутри там ничего нет? -- разочарованно спросил Волька.
-- А разве внутри должно что-нибудь быть? -- забеспокоился Хоттабыч.
-- В таком случае, понятно, почему этот телефон не действует, -- сказал Волька. -- Ты сделал только макет телефона, без всего, что полагается внутри. А внутри аппарата как раз самое главное.
-- А что там должно быть, внутри? Объясни, и я тотчас же сделаю все, что необходимо.
-- Этого так просто не объяснишь, -- важно ответил Волька. -- Для этого нужно сначала пройти все электричество.
-- Так научи же меня тому, что ты называешь электричеством!
-- Для этого, -- вдохновился Волька, -- для этого нужно еще раньше пройти всю арифметику, всю алгебру, всю геометрию, всю
тригонометрию, все черчение н еще много разных других наук.
-- Тогда обучи меня и этим наукам.
-- Я... я... я сам еще не все это знаю, -- признался Волька."

Теперь дело за малым - написать книгу (про патримониальное государство и модернизацию, если что) :)

Profile

grey_dolphin: (Default)
grey_dolphin

September 2017

S M T W T F S
     12
34 56 78 9
101112131415 16
17 181920 212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 09:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios