grey_dolphin: (Default)
2017-07-26 10:08 pm

еще раз про риски "распада России"

Среди фобий интересующейся российской политикой отечественной публики на одном из первых мест стоят предположения о грядущем территориальном распаде России в случае, если и когда произойдут кардинальные политические перемены. На вопросы о перспективах такого рода приходится отвечать часто, общаясь с самыми разными людьми (последний раз - во время публичной лекции в Лондоне). Видимо, опыт территориального распада СССР и стихийной децентрализации в России 1990-х оказали настолько сильное шокирующее воздействие, что никакого иного будущего для страны при смене режима эта (кажется, довольно немалая) часть публики просто и представить себе не может. Оговорюсь сразу - есть крайне небольшая, но весьма активная часть публики, которая воспринимает возможность территориального распада России не со страхом, а, наоборот, с надеждой, но об этих людях сегодня речь не пойдет. Не пойдет речь и о регионах Северного Кавказа в целом и о Чечне в особенности - эта проблематика заслуживает отдельного разговора (см., в частности, текст Гозмана на эту тему http://new.openrussia.org/notes/711798/). Мой пост - про the rest of Russia за пределами Чечни.

Сказать по правде, страхи перед территориальным распадом России (не СССР) и в 1990-е годы были сильно преувеличены. Отчасти это происходило как своего рода шлейф обвального распада СССР, отчасти стало результатом шантажной политики влиятельных лидеров российских республик, успешно добивавшихся от федерального Центра перераспределения власти и ресурсов в свою пользу (я об этом говорил в интервью трехлетней давности http://www.colta.ru/articles/90s/3413). В 2000-е годы окрепший Центр смог восстановить контроль над регионами, хотя и в разной мере, и вопрос о рисках территориального распада был снят с повестки дня. Но страх перед повторением опыта 1990-х оказался силен, и не стоит видеть в нем только происки кремлевской пропаганды.

Грозит ли России территориальный распад в случае смены политического режима - зависит от многих факторов, прежде всего - от того, произойдет ли этот процесс через 3-5 лет или, как предполагает мой коллега по ЕУСПб Дмитрий Травин, путинская система просуществует до 2042 года https://eu.spb.ru/images/M_center/Prosushestvuet_li_putinskaya_sistema_do_2042.pdf Но в любом случае нынешняя "вертикаль власти" столкнется с переменами, и не факт, что эти перемены будут менее болезненными, чем те, что российские регионы пережили в 1990-е. Прежде всего, вероятная децентрализация управления - особенно на фоне борьбы за власть на уровне федерального Центра, скорее всего, укрепит складывавшиеся более двух десятилетий региональные политические режимы, построенные на основе политико-экономических монополий, ключевую роль в поддержании которых играют главы регионов (недавний материал о Кемеровской области
https://meduza.io/feature/2017/07/24/u-vas-tut-sovetskiy-soyuz-kakoy-to рисует картину хотя и выдающуюся, но вовсе не противоречающую общим тенденциям). Эти региональные монополистические режимы служат важнейшей опорой нынешнего общероссийского режима, и они могут пережить еще не одну смену режима в Центре. Причем это вовсе не специфика России: Эдвард Гибсон в исследовании субнационального авторитаризма в Аргентине описывал провинцию, которой с 1949 года до начала 2000-х при разных политических режимах правил как своей вотчиной один и тот же губернатор, а затем - его молодая жена. Губернатор и его супруга в итоге попали за решетку, но политический режим в регионе остался неизменным... http://muse.jhu.edu/article/200278

Укоренненные региональные монополии в отдельных случаях вполне будут в состоянии прибегнуть к шантажу Центра в духе 1990-х годов, в то время как у новых федеральных властей может оказаться не так много политических инструментов для того, чтобы этим требованиям противостоять. Понятно, что спектр возможных вариантов тут достаточно широк, и делать прогнозы как в целом, так и по конкретным случаям - задача заведомо нерешаемая. Но в целом риски территориального распада, подобного тому, что пережил СССР в 1991 году, для rest of Russia объективно невелики (по крайней мере, пока что), хотя со временем они могут усилиться. А вот риски того, что укоренившиеся политико-экономические монополии в регионах станут препятствием политической демократизации и экономического развития страны, довольно высоки уже сегодня, и со временем они будут все более и более возрастать.
grey_dolphin: (Default)
2017-07-13 11:59 pm

по какой методичке учиилсь мединские

Мединского справедливо обвиняют в том, что будучи министром культуры и претендуя на статус доктора исторических наук, он не разбирается ни в истории, ни в культуре, подменяя их пропагандой. Хотя Мединский не слишком оригинален, было бы неверно искать истоки его подходов к истории и культуре в советском официозе. Скорее, их основа - советский анти-официоз. Но не совсем тот, который обычно имеют в виду, когда говорят о советской литературе, противостоявшей официозу. Об одном из таких произведений, ставшим своего рода методичкой, по которой учился министр Мединский и другие многочисленные мединские, напомнил в Facebook мой давний соавтор Сергей Рыженков.

Похоже, что из всего богатства литературных произведений, официально опубликованных в СССР в далеком 1964 году, политическую актуальность до наших дней сохранили лишь два. Одно - это бессмертный "Незнайка на Луне", известный всем и каждому. Второе - антисионистский роман-памфлет Ивана Шевцова "Тля" http://www.rusinst.ru/docs/books/I.M.Shevcov-Tlya.pdf Роман довольно красочно описывал нравы московской литературно-художественной тусовки времен "оттепели" в стандарном ключе соцреализма, и в духе пресловутой "Русской партии". Главные враги в романе - сионистская (сейчас борьба с сионизмом не в моде - следует читать "либеральная") клика формалистов и модернистов во главе с международно признанным Львом Барселонским (см. Серебрянников), с чьим бездушным антинародным искусством борются национально ориентированные художники, придерживающиеся партийных позиций. Собственно, партия и правительство (читай: РПЦ и АП) и выносят окончательный и бесповоротный художественный вердикт на последней странице романа, которая в свете недавней отмены балетной премьеры в Большом театре выглядит пророческой:

"- Победа!…
– Победа, Михаил Герасимович!…
– Полный разгром формалистов и абстракционистов!…
А он поднялся, тоже подожженный, насторожился вопросительно.
– Сейчас в Манеже выставку посетили руководители партии и правительства, – торопливо сообщил Карен.
– Ну и…? – Камышев ждет. А у тех весенние лица и глаза сияют радостью и восторгом.
– Досталось формалистам и абстракционистам… – сказал Машков.
– Но самое интересное, – заговорил весь багровый Еременко – что как-то по-новому, свежо прозвучали там слова Владимира Ильича (Владимировича? - grey_dolphin) о том, что искусство принадлежит народу, что оно должно быть понятно широким массам.
Лицо Камышева вдруг стало ясным, даже как будто, морщинки исчезли. Предложил всем сесть и сам осторожно опустился в кресло.
Наперебой ему рассказывали в деталях, что происходило сейчас в Манеже. Он слушал внимательно, широко раскрыв горящие глаза. И вдруг синие губы его дрогнули, глаза стали влажными. Не выдержал. Но это уже были слезы радости".

Роман был написан в начале 1950-х, но вскоре в СССР началась "оттепель", и "Тля" зависла, как будто бы не имея шансов на публикацию. Однако, по словам автора, "вдруг неожиданно сверкнули «лучшие времена»: Хрущев в центральном выставочном зале «Манеж» произвел разнос художников-модернистов. Вечером мне позвонил Вучетич и приподнятым голосом сообщил «грандиозную новость»: о выступлении Хрущева в «Манеже».
– Подробности лично! – возбужденно сказал он. – У меня сейчас Герасимов, Лактионов и другие товарищи, мы только что из «Манежа». Немедленно приезжай. У тебя же есть роман о художниках. Сейчас он ко времени...
Когда роман появился в продаже, первыми загалдели зарубежные голоса: «Голос Израиля», «Голос Америки» и прочие. Это послужило сигналом для советской печати, значительная часть которой находилась под влиянием сионистов..."

В итоге разразился скандал, Шевцова уволили из журнала "Москва", после чего он стал своего рода культовой фигурой для "русской партии" (о чем писал Николай Митрохин в своей одноименной книге, посвященной этому явлению), а его подвергшийся официальному разносу роман обрел немалую популярность. С позиций сегодняшнего дня подход и стиль романа выглядят как методичка для policy-makers в области истории и культуры на всех уровнях управления в России. И да, прав Сергей Рыженков: "Тля" сегодня - вполне себе must read для понимания логики этой самой cultural policy.
grey_dolphin: (Default)
2017-07-12 06:47 pm

как Аузан учинил creative distractions (sic!) и что из этого следует

Развернутое информативное интервью Аузана о препятствиях реформам в России: правильное описание симптомов удивительным образом сочетается со стандартным диагнозом: "во всех бедах России виновата культура" https://republic.ru/posts/84721 Ну и заодно язык у реформаторов неправильный (надо табуировать слово "реформы" хуже любого мата, ага), etc. etc.

Содержательно спорить с аргументом "во всех бедах России виновата культура" невозможно в принципе - более того, если его приводит policy-maker, то за этим стоит банальное признание собственной беспомощности, приправленное соусом из ссылок на World Values Survey. Но Аузан этим не ограничивается и подверстывает под "культуру", например, историю с российским законом о банкротстве, хотя Вадим Волков, на которого Аузан ссылается, анализировал этот случай как пример рациональных действий групп интересов - http://booksandjournals.brillonline.com/content/journals/10.1163/1573035042523668 культура тут ни разу ни при чем. "Расчет согласия", упоминаемый Аузаном, приводит его к мысли о том, что умасливать группы интересов соискателей ренты - это необходимое условие реализации реформ (Бьюкенен и Таллок вращаются в гробах, ага). Поэтому в качестве примера успешной реформы Аузан приводит решение, к которому сам приложил руку - отсрочку отмены лицензирования картографической деятельности на три года, до тех пор, пока сопротивлявшиеся этому решению генералы не ушли на пенсию... Экстраполируя этот случай на всю Россию, нетрудно понять сигнал - пока у власти Путин, никаких реформ нет и не предвидится, а пока что все можно списать на культуру.

Первый вопрос, который возникает по прочтении интервью: если Аузан понимает, что никакие масштабные реформы при нынешнем российском режиме в принципе невозможны, то зачем он надувает щеки и презентует себя как такого реформаторского гуру? Ведь как-никак декан экономического факультета МГУ, хороший лектор (хоть и с не очень хорошим английским), студенты его наверняка любят... частично ответ на этот вопрос дает статья самого Аузана десятилетней давности http://ecsocman.hse.ru/data/2010/12/01/1214822845/Auzan.pdf где он помимо прочего на с.55 пишет о "применении теории creative distractions Й.Шумпетера" (sic! - тут в гробу вращается уже Шумпетер!)

Не знаю, то ли сознательно, то ли по неведению, Аузан довольно точно охарактеризовал свою (и не только свою) деятельность в качестве эксперта по части policy reforms. Действительно creative distractions как они есть - ни прибавить, ни убавить. Жаль, что моя статья про politcs versus policy по-русски уже опубликована http://politeia.ru/files/articles/rus/Politeia-2017-2(85)-32-59.pdf Но так и подмывает написать про creative distractions в будущей англоязычной публикации...
grey_dolphin: (Default)
2017-07-06 10:07 am

forthcoming всякое-разное

В ближайшие месяцы должны выйти несколько книг с моим участием:

Cultural Forms of Protest in Russia, edited by Birgit Beumers, Alexander Etkind, Olga Gurova, and Sanna Turoma (Routledge, 2018) - https://www.routledge.com/Cultural-Forms-of-Protest-in-Russia/Beumers-Etkind-Gurova-Turoma/p/book/9781138956650 - книга по итогам семинара в Хельсинки, состоявшегося в мае 2014 года, моя глава про смену поколений и различия между протестами 1989-1991 в СССР и 2011-2012 годов в России. Выходит из печати 27 июля

Russian Modernisation: Structures and Agencies, edited by Markku Kivinen and Terry Cox (Routledge, 2018) - https://www.routledge.com/Russian-Modernisation-Structures-and-Agencies/Kivinen-Cox/p/book/9781138298835 - книжная версия спецвыпуска журнала Europe-Asia Studies (2016, vol.68, No.1), наша с Андреем Стародубцевым глава http://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/09668136.2015.1113232 Выходит из печати 2 октября

И, наконец, книга: Дмитрий Травин, Владимир Гельман,Андрей Заостровцев, Российский путь: Идеи, Интересы, Институты, Иллюзии (издательство ЕУСПб, 2018) - на основе недавних статей и препринтов Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, я являюсь автором двух из девяти глав книги. Презентация книги в ЕУСПб запланирована на 18 ноября.
grey_dolphin: (Default)
2017-07-05 07:32 am

опросы Russian style как они есть

Читаем вместе статью "Треть россиян высказалась за ужесточение внутренней политики новым президентом" https://republic.ru/posts/84612

"Треть россиян считают, что новый президент, не зависимо от того, кто им станет, должен ужесточить внутриполитический курс. Об этом свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра»... Как пояснил социолог «Левада-центра» Денис Волков, невозможно определить, что опрошенные имеют в виду ужесточением внутренней политики" (sic!).

Такой комментарий от одного из тех, кто сам и сочиняет формулировки вопросов ЛЦ, я понимаю следующим образом: поллстеры либо не в состоянии грамотно сформулировать вопрос, суть которого понятна респондентам, либо сознательно транслируют в формулировки вопросов свои фобии (ну или надежды), чтобы потом выдать ответы на них за то, что на самом деле думают респонденты, и вовсю интерпретировать отражение этих самых фобий или надежд. Поневоле вспоминаешь бессмертное "глупость или измена?"
grey_dolphin: (Default)
2017-07-01 09:05 am

know your enemy, дубль второй?

Не успел я подписать контракт с университетом Хельсинки о работе в должности Professor of Russian Politics, как получил письмо из другого весьма уважаемого университета из другой весьма уважаемой страны с приглашением... стать профессором по российской политике в этом самом другом университете (правда, не прямо сейчас, а через полтора года). Пришлось написать вежливое письмо с объяснением того, почему это невозможно - я сравнил это приглашение с предложением развестись, чтобы вступить в новый брак, сделанным прямо во время медового месяца :)

Я это рассказываю не только для того, чтобы продемонстрировать свою востребованность на международном академическом рынке. Но и для того, чтобы предположить, что конъюнктура этого рынка в сегменте Russian Studies, возможно, меняется на глазах. Совсем недавно состояние этого самого рынка в США оценивалась в категориях doom and gloom http://www.aseees.org/news-events/aseees-news-feed/report-state-russian-studies-us в Европе ситуация была еще хуже (она в Европе в целом хуже, не только в отношении Russian Studies). Но, похоже, российские власти своей агрессивной и непредсказуемой политикой смогли-таки убедить и бюрократов, и политиков, и academics в необходимости вкладывать ресурсы - финансовые и людские - в изучение России. Дэвид Энгерман назвал свою книгу о советологии Know Your Enemy, и подробно писал там, как потребность "знать своего врага" помогла создать новое научное знание (не всегда помогавшее по части policy) https://global.oup.com/academic/product/know-your-enemy-9780195324860?cc=ru&lang=en& - возможно, сегодня мы наблюдаем нечто аналогичное?

А другому университету я рекомендовал пригласить на пост профессора других коллег, которых всячески рекомендовал. О том, окажутся ли востребованы мои рекомендации, мы узнаем через полтора года. Так или иначе - больше профессоров Russian Studies - хороших и разных!
grey_dolphin: (Default)
2017-06-19 01:47 pm

как я поздравил секретаря обкома и что случилось потом

Глубокой ночью 19 марта 1990 года, после подведения итогов второго тура выборов в Ленсовет, на которых КПСС проиграла вчистую, а кандидаты, поддержанные блоком "Демократические выборы-90" получили большинство мандатов, я позвонил тогдашнему секретарю Ленинградского обкома КПСС Виктору Ефимову и поздравил его с окончанием власти коммунистов в городе (подробнее по ссылке на с.13
https://eu.spb.ru/images/M_center/M_44_15.pdf)

Вскоре после этого памятного для меня звонка адресат пропал с моего горизонта - о Ефимове я много лет ничего не слышал. И лишь недавно узнал, куда его занесло после обкома КПСС. Оказалось, что Ефимов не только занимался бизнесом и возглавлял макаронную фабрику (лапша на ушах, ага), но и участвовал в политике в качестве первого заместителя председателя концептуальной партии "Единение", в 2003 году баллотировался на пост губернатора СПб, затем возглавлял СПб Аграрный университет, и помимо прочего, а главное - написал труды, признанные экстремистскими http://www.fontanka.ru/2016/02/12/162/ и служил активным проповедником теории заговора, которой потчевал своих студентов. Словом, более чем богатая и неординарная биография деятеля КПСС, активно продвигавшегося по карьерной лестнице в эпоху перестройки. Повернись судьба иначе - запросто мог стать олигархом или министром.

Вот я и думаю: может, это мой звонок ему карму испортил?
grey_dolphin: (Default)
2017-06-04 10:55 am

скажи, кто твой тролль, и я скажу, кто ты

У меня появился свой персональный тролль - человек, специализирующийся на написании негативных рецензий о моих книгах. Вот последняя по времени рецензия в журнале Europe-Asia Studies на книгу Authoritarian Russia http://tandfonline.com/doi/full/10.1080/09668136.2017.1299920 - "афтару" не понравилось не только мое предположение о power-maximizing rationality политических акторов, но и то, что я охарактеризовал Медведева как receptionist, и афтар" посвятил всю рецензию поиску эмпирических свидетельств того, что я не прав. Годом ранее в том же журнале тот же автор критиковал другую мою книгу за плохой английский язык. Словом, похоже на то, что я не угодил незнакомому мне человеку самим фактом того, что публикую книги - излишне говорить, что польза от таких рецензий нулевая: не потому, что они негативные, а потому что они не по делу и не о том.

Погуглив, обнаружил, что ничего, кроме рецензий, "афтар" в последние годы не публикует вообще, и практически все его рецензии (не только на мои книги) именно таковы - не по делу и не о том. Его единственная книга вышла в 2004 году, и посвящена описанию журнала "Наш современник" периода 1981-1991 годов https://books.google.ru/books?id=W-eMDAAAQBAJ& довольно многословное "бла-бла-бла" про Куняева и прочую литературную публику, заметно уступаюшее работам Ицхака Брудного и Николая Митрохина по сходным темам. То есть, 60-летний "афтар" - правозащитник, в прошлом работавший школьным учителем в Зимбабве - внес в науку более чем скромный вклад, и по всей видимости, пишет рецензии ради того, чтобы подобным образом самоутверждаться. На критиков мне явно не везет: "беда, коль пироги начнет печи сапожник..."
grey_dolphin: (Default)
2017-05-23 11:32 pm

624 евро в месяц как предел мечтаний

Итоги опроса РОМИР о желательном, с точки зрения респондентов, семейном доходе журналисты представляют в категориях "россияне резко нарастили свои финансовые запросы", "забыли о скромности", "увеличили аппетиты" etc. http://www.rbc.ru/economics/23/05/2017/592413e89a794719acef440a Мысль о том, что растущий запрос на доходы отражает резкий рост расходов, похоже, не приходит в голову ни автору материала Екатерине Копалкиной, ни сотрудникам РОМИР.

На самом деле, финансовые запросы и аппетиты россиян вполне себе скромные. В среднем по стране предел мечтаний россиян в целом по стране - месячный душевой доход в 442 евро. У жителей городов-миллионников - 624 евро. That's it...
grey_dolphin: (Default)
2017-05-18 11:24 pm

моя лекция про авторитарную модернизацию - видео

На сайте Свободного университета Берлина размещена видеозапись моей лекции Temptations and Constraints of Authoritarian Modernization in Russia

http://www.oei.fu-berlin.de/institut/videos-oei/vorlesung-russian-revolution/Vladimir_Gelman_Temptations_and_Constraints_of_Authoritarian_Modernization_in_Russia/index.html
grey_dolphin: (Default)
2017-05-07 10:39 am

Critical Issues in the Research in Contemporary Russian Politics

Конференция в университете Хельсинки 1-2 июня 2017. Среди докладчиков - Генри Хейл, Лукан Вэй, Сэм Грин. Грэм Робертсон, Андресас Умланд, Юсси Лассила, Камерон Росс, Гульназ Шарафутдинова, Александр Либман, Андрей Стародубцев, Брайан Тэйлор, Кириилл Рогов, Элла Панеях и я http://www.helsinki.fi/aleksanteri/english/news/events/2017/contemporary_russian_politics.html
grey_dolphin: (Default)
2017-05-04 08:00 am

что общего между Россией и древней Грецией

Многие из тех, кто разделяет представления о России как великой-особой-уникальной стране и в силу этого поддерживает претензии ее лидеров на великий-особый-уникальный статус России, в качестве аргумента приводят достижения прошлого. Для кого-то таковые достижения - победа над нацизмом, для кого-то Толстой-Достоевский-Чайковский, для кого-то спутник-Гагарин...

Важно, однако, что все эти достижения не имеют отношения к сегодняшнему дню нашей страны. В этом плане их можно сравнить с достижениями древней Греции - Гомер-Аристотель-олимпийские игры-триста спартанцев. Но сегодня никто не воспринимает прошлое как аргумент в пользу великой-особой-уникальной роли Греции в современном мире, несмотря на все красноречие ципрасов-варуфакисов. Нынешняя Греция - вполне себе обычная, если не сказать - заурядная страна со многими проблемами, прекрасное место для туризма, и не более того (но и не менее). Разница лишь в том, что достижения Греции в совсем уж далеком прошлом, а России - в относительно недавнем. Но это не повод к тому, чтобы относиться к этим достижениям по-разному. That's it...
grey_dolphin: (Default)
2017-04-01 07:50 am

Russians are protesting! Why?

Под этим заголовком в политологическом блоге The Monkey Cage на сайте The Washington Post опубликована подборка текстов восьми авторов, включая мой (а также Грэма Робертсона, Реджины Смит, Томилы Ланкиной и других) http://jordanrussiacenter.org/news/russians-protesting-monkey-cage-symposium/#.WN8wPE2a1kR Строго говоря, я написал не о протестах как таковых, а о реакции на них со стороны российских властей - в духе прежней статьи о "политике страха", опубликованной полтора года назад http://www.counter-point.org/64-2/
grey_dolphin: (Default)
2017-03-01 07:33 am

гомеопатия реформ

Под этим названием опубликована моя новая колонка в Ведомостях. Текст мой, заголовок и фото - дело рук редакции http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/03/01/679425-gomeopatiya

Колонка представляет собой краткий синопсис недавнего препринта https://eu.spb.ru/images/M_center/M_55_17.pdf
grey_dolphin: (Default)
2017-02-03 10:47 am

Politics versus policy

На сайте ЕУСПб опубликован препринт моего доклада "Politics versus policy: технократические ловушки постсоветских преобразований" (М-55/17). Текст доступен здесь https://eu.spb.ru/images/M_center/M_55_17.pdf
grey_dolphin: (Default)
2017-01-09 12:35 pm

2016 in Review: Russian Domestic Politics

Мой обзор под этим названием опубликован в издании Russian Analytical Digest (No.195):

"2016 was a routine year of further consolidation of Russia’s authoritarian regime. Using a strategy of three “Ds” – disengagement, destruction, and disinformation – almost all domestic challenges to the Kremlin’s dominance were eliminated, the popular legitimacy of the political order has been restored to a certain degree, and even the stiff competition between interest groups for access to rents has not really challenged the political status quo... As a title for the year look no further than the new book, published in October 2016, by St. Petersburg scholar and analyst Dmitry Travin, “Will Putin’s System Survive until 2042?” Yet, major challenges for Russia may arise much earlier than this date."

Полный текст доступен по ссылке: http://www.css.ethz.ch/content/dam/ethz/special-interest/gess/cis/center-for-securities-studies/pdfs/RAD195.pdf
grey_dolphin: (Default)
2016-12-23 02:17 pm

По сто слов про четыре книги

Мои предельно краткие отзывы на четыре недавние книги о российской и постсоветской политике. Оценки поставлены, как если бы это были эссе студентов. Каждый из отзывов примерно по сто слов, суть книги сформулирована в первом предложении каждого из отзывов. Понятное дело, мои отзывы субъективны и пристрастны, но иначе и быть не может.

Juliet Johnson, Priests of Prosperity: How Central Bankers Transformed the Postcommunist World, Cornell UP, 2016 (оценка А). Профессиональная этика и дух антиинфляционизма. Руководители центробанков рассматриваются как своего рода закрытая международная секта экономистов, которая пусть и не сразу, но в итоге обратила в монетаристскую веру посткоммунистических коллег, привила им идеи финансовой ортодоксии и помогала выстоять в тяжелых условиях финансовых кризисов и давления нечестивых политиков и финансовых проходимцев (иногда это одни и те же лица). Борцы с «неолиберализмом» и сторонники «теории заговора» (иногда это тоже одни и те же лица) сочтут книгу саморазоблачением строителей глобального капитализма. 160 интервью с банкирами и пять страновых case studies (включая и Россию), очень хорошо написано, читал, не отрываясь

Susanne Wengle, Post-Soviet Power: State-Led Development and Russia’s Marketization, Cambridge UP, 2015 (оценка А-). Как РАО ЕЭС разрезали на дольки и что из этого вышло. Довольно подробный анализ реформ энергетического сектора в России: почему и как экономисты сломили сопротивление инженеров-энергетиков и смогли навязать им свою волю (спойлер: во всем виноват не только Чубайс). Результат реформ – приватизация выгод и национализация убытков: от преобразований выиграли Газпром в Европейской России и алюминиевые компании в Восточной Сибири, бывшего монстра Минэнерго разделили на региональные монополии, всех подмявшие под себя. В целом полезная и информативная книга, хотя в ней слишком много ученических следов диссертации, плюс тема rent-seeking не раскрыта.

Douglas Rogers, The Depths of Russia: Oil, Power, and Culture after Socialism, Cornell UP, 2015 (оценка С+). Бла-бла-бла про нефть и про Пермь. Многобукав, начиная с истории фабрик и заводов и заканчивая современным искусством, однако вопрос «почему?» автором не только не ставится, но систематически игнорируется, будучи подменен деталями, мелочами, нюансами и иллюстрациями (в буквальном смысле – очень много фотографий и проч., «плюсик» в моей оценке – исключительно за стремное изображение на обложке книги). Детали описаны со вкусом и знанием дела: прочтя книгу, Жванецкий мог бы повторить свое бессмертное «какой тут борщ, когда такие дела на кухне?». Те, для кого вопрос «почему?» является в науке главным, если не единственным, могут не тратить время и деньги на чтение этой книги.

Mischa Gabowitsch, Protest in Putin’s Russia, Polity Press, 2016 (оценка С). Долгое описалово (ударение на второй слог, а не на первый) протестных проявлений в России. Почти все, что сказано про предыдущую книгу, начиная со слова «однако», относится и к этой книге. Много всяких персональных историй и рассказов от первого лица, если бы автор выпустил публицистическую книгу для широкой публики – была бы полезным примером partisan journalism; она, наверное, могла бы неплохо продаваться. Но для того, чтобы претендовать на вклад в науку, описалова все же недостаточно – после высоко профессиональных работ Грэма Робертсона, Сэма Грина, Антона Соболева, Томилы Ланкиной и других авторов, книга смотрится как очень любительская и поверхностная.
grey_dolphin: (Default)
2016-12-19 03:31 pm

и еще одна рождественская рецензия

на мою книгу. На этот раз - из Journal of Soviet and Post-Soviet Politics and Societies (JSPSS - я выговорить не в состоянии), от Дэвида Уайта из Бирмингема, подробная и вполне себе рождественская http://spps-jspps.autorenbetreuung.de/files/15_review_gelman.pdf

"Vladimir Gel’man, Authoritarian Russia: Analyzing Post-Soviet Regime Changes. Pittsburgh, PA: University of Pittsburgh Press, 2015. xiv + 208 pp.

For scholars and students of contemporary Russian politics, Vladimir Gel’man is a familiar name. Many of us turn to him when seeking an insightful and clearly explained analysis of political developments in Russia. Gel’man has written extensively in the past on topics as diverse as institutional choice, center-regional relations, the party system, elections, the role of opposition, and Russia’s resource curse. Here he brings many of those strands together to provide a relatively short but sophisticated account of Russia’s political development since the collapse of the Soviet Union in 1991, explaining why democracy failed to take root. It is a hugely readable book and avoids getting bogged down in detail (there is an awful lot to cover) whilst leaving you with the confidence that this is the work of someone with a deep knowledge of the Russian political system. Neither does Gel’man over-theorize. Indeed, the shortcomings of theorists are laid bare, none more so than the assumption in the early 1990s that Russia would obligingly fit in to the Third Wave mode and move seamlessly towards democratization. In just over 150 pages this book explains why that was never going to happen.

Gel’man starts with an instructive anecdote. It is the summer of 1990 and the young Vladimir, then an activist in the pro-democracy movement, arrives for a job interview with former academic, critic of the Soviet system and by 1990 the chair of St.Petersburg city council, Anatoly Sobchak. Any illusions Gel’man has are shattered when Sobchak reveals that gaining power, rather than democratization, was always the main objective. Gel’man leaves a sadder and wiser man and embarks on the altogether more honorable career of an academic. Sobchak’s receptionist that day, a friendly, smiling young man named Dima, takes the other route. The young man was Dmitry Medvedev, still, in a sense, adds Gel’man, a receptionist to this day.

Although distinctly sceptical about the prospects for change in Russia, Gel’man dismisses both pessimistic and optimistic approaches. For the pessimist, Russia’s slide to authoritarianism is a logical outcome given the country’s history and culture. The Russian people are not ready for and do not want democracy. The optimist sees Russia as a “C student” still on the road to democracy though slowed down by protracted growing pains. Gel’man rejects what he sees as the deterministic approach of the former and the naïve view of the latter and instead takes a realist approach with a clear focus on the role of actors and of critical junctures in Russia’s post-Soviet history in shaping the authoritarian system that has emerged under Putin. Russia, argues Gel’man is a textbook case of power maximization by elite actors unconstrained by effective institutions, a situation that stems from the preference for economic reform over institutional development in the early 1990s. Russia now suffers from an “institutional trap” in which political elites have deliberately created inefficient but stable state institutions with few, if any, checks and balances on executive power, and which are designed specifically to maximize the ruling elites’ advantages and help maintain their monopoly of rents and political benefits, thereby sustaining the regime.

How might this situation change? In the final chapter Gel’man considers four possible alternative paths for the future evolution of the Russian regime. The “iron fist” scenario in which the regime responds to challenges by increasing its repressive capacity is viewed as unlikely. The Kremlin’s success so far has rested on the consolidation of a neo-patrimonial system in which the loyalty of both elites and the general public is guaranteed through the distribution of rents. The use of the stick after “a long and successful distribution of carrots” (136–37) would be a difficult task and, if not carried out effectively, might lead to a backlash and the collapse of the regime. Similarly the possibility of a sudden collapse is downplayed, the conditions for such a collapse being conspicuous by their absence. Moreover, warns Gel’man, regime change is rather more likely to lead to a more authoritarian regime than to democratization. The prospect of “creeping democratization” is dismissed as wishful thinking particularly as such a development would require the strengthening and coordination of anti-regime political and social forces, hitherto an insurmountable challenge for Russian opposition. Which leaves us with the inertia-based, “muddling through” option. Although the most plausible of the four scenarios, its likely outcome is grim. Regime consolidation will do nothing to solve the problems of poor governance, and the costs to the regime in terms of ever increasing payoffs to political and economic rent-seekers as well as rewards to social groups in return for their loyalty will be high.

Despite the gloomy prognosis, Gel’man ends on a high. Over the years I have spoken to many people in the Russian “nonsystemic” opposition and often finish meetings by asking whether they take a pessimistic or optimistic view of Russia’s future. Despite the frequently parlous state of the opposition over the years, to a man and woman they have stated their optimism. “This is our country,” they say, “we have to remain optimistic.” Gel’man suggests he has a similar mindset when he concludes the book by asserting that Russia will, one day, become a free country. In terms of the way he conceptualizes the Russian political system in the book’s title as authoritarian Gel’man gets it absolutely right. No scholar would be taken seriously referring to Russia as a democracy, even in its most diminished form, and increasingly it appears that the “competitive” and “electoral” prefixes are becoming redundant, leaving Putin’s Russia as simply authoritarian. Gel’man’s innate optimism is reflected by his prediction that one day, readers will welcome a book entitled Democratizing Russia. If that were to be the case I wouldn’t bet against Vladimir Gel’man being the author.

David White
University of Birmingham, UK"
grey_dolphin: (Default)
2016-12-16 04:31 pm

рецензия под Рождество

Если бы попугай из "Понедельника начинается в субботу" работал бы не в НИИЧАВО, а в ЕУСПб, он бы громко провозгласил: "Р-р-рецензия на Р-р-рождество, швейцар-р-ская". И впрямь, рецензия на мою книгу http://www.upress.pitt.edu/BookDetails.aspx?bookId=36573 - уже десятая по счету, правда, не в швейцарском, а в британском журнале Political Studies Review:

"Book Review: Vladimir Gel’man, Authoritarian Russia: Analyzing Post-Soviet Regime Changes, Pittsburgh, PA: University of Pittsburgh Press, 2015

Article first published online: December 16, 2016
DOI: https://doi.org/10.1177/1478929916676912

Alexander Graef, University of St. Gallen

In this book, Vladimir Gel’man asks how and why Russia has failed to become a democracy after the collapse of communism. In his opinion, there are no structural, cultural or historical preconditions that made this development inevitable. To him, neither optimists, who see Russia as a normal country on the path of liberal modernisation, nor pessimists, who emphasise the historical tradition of authoritarian statehood, provide comprehensive explanations. Instead, based on a realist point of view that sees human action as rational utility maximising, Gel’man focuses on the role of interests and emphasises the strategies of political actors. He draws attention to the lack of institutional and political constraints that facilitated the authoritarian drift. Thus, whenever the elite faced the choice between moving in an authoritarian or a democratic direction, they almost always opted for the former. In three chapters, he analyses Russia’s political trajectory during the 1990s, 2000s and 2010s through the lens of critical junctures. He identifies a growing institutional disequilibrium after the wave of protests in 2011–2012. In the last chapter, he provides a general outlook on the future development of the Russian regime, describing four different scenarios: political decay, repressive authoritarianism, regime collapse and creeping democratisation.
Gel’man’s book is a well-argued and concise overview of Russian domestic politics in the last 25 years. In a little more than 150 pages, the author succeeds in painting a lively and nuanced picture of the political trajectory. Moreover, the comprehensive endnotes (50 pages of them) provide both the academic novice and the interested reader with a wide range of sources for further reading. The brevity of the book, of course, comes with disadvantages. It seems that the realist approach has been deliberately chosen to keep the argument clear and easy to handle. However, a realist version of politics entails more than rational choice. It is not just the appetite for power that drives human beings, nor are they always deliberate and reflective about their choices. Moreover, institutions do not only impose constraints on voluntary action, but affect the very preferences and identities of individuals. As survey data show, the so-called ‘Putin generation’ largely supports the President and identifies with his worldview, despite the poor performance of institutions. The political equilibrium of the Russian regime thus could prove more persistent than the author might hope".
grey_dolphin: (Default)
2016-12-15 09:50 pm

Piranha Governance

На фоне событий вокруг приостановки лицензии ЕУСПб прочел книгу, которая анализирует отчасти близкие по своей природе явления - Stanislav Markus, Property, Predation, and Protection: Piranha Capitalism in Russia and Ukraine (Cambridge UP, 2015). Книга посвящена угрозам, которые возникают в отношении прав собственности, и ее аргумент сводится к тому, что главная угроза в постсоветском контексте исходит не только и не столько от принципалов - политических лидеров, сколько от агентов - бюрократов низшего и среднего уровня. Автор сравнивает агентов с прожорливыми пираньями, которые поглощают добычу, оставленную им на съедение принципалами-"акулами": те создают условия для кормления бюрократов, в свою очередь, паразитирующих на компаниях с согласия принципалов. Полезная книга, основанная на материалах опросов предпринимателей и интервью с ними, затрагивает узкие аспекты отношений государства и бизнеса, но правильнее было бы утверждать, что в постсоветских странах (и не только) речь идет не только о Piranha Capitalism, но о Piranha Governance в целом: те же самые явления относятся не только к отношениям государства и бизнеса, но и к государственному управлению во многих других сферах (включая и управление образованием).

В то время как Маркус рассматривает анализируемый им Piranha Capitalism в категориях отклонения от сконструированной нормы соблюдения "прав собственности" (что-то типа "здорового образа экономической жизни"), я полагаю, что в случае Piranha Governance речь как раз идет о норме иного политико-экономического порядка, нежели того, в которых "права собственности" могут безусловно соблюдаться http://politeia.ru/files/articles/rus/2016_03_05.pdf Но это уже другая история, и тема не только для поста в блоге...